Вы находитесь здесь: Главная > Русские художники > Картины В. Борисова-Мусатова

Картины В. Борисова-Мусатова

В. Борисов-Мусатов "Цветы"

Творчество любого художника искусствоведы относят к определённому стилю или направлению.

Так, творчество В. Борисова-Мусатова относят к символизму, считая художника певцом «дворянских гнёзд». Действительно, на полотнах Борисова-Мусатова чаще всего мы видим изображение старинных усадеб, прудов, тенистых парков, а на их фоне – прекрасных девушек (чаще всего это сестра художника и его жена), очарованных красотой природы и погружённых в лёгкую грусть. Но вот друг художника, скульптор А. Матвеев, не согласен с таким определением Борисова-Мусатова: «Матвеева приводило в ярость определение Мусатова как певца «уходящих усадеб» (Врангель) или «зыбкого мира старых теней» (Эфрос)… Это не аллегорические обитательницы «дворянских гнёзд», воплощающие «тоску по прошлому». Скорее, это мусатовская «Прекрасная дама», она такая же условность и такая же реальность, как лирическая муза поэта». А современник художника, поэт Андрей Белый, дополняет: «Всюду у Мусатова за зеркальной поверхностью тишины буря романтики». Но очевидно, что творчество Борисова-Мусатова очень близко к импрессионизму.

В. Борисов-Мусатов "У реки"

Ну что ж, с такими определениями творчества Борисова-Мусатова невозможно не считаться, но зритель всегда сам определяет для себя место в своём сердце и уме, где находится то или иное произведение искусства. Для меня, например, картины Борисова-Мусатова сродни музыке, они «поют», излучают нежную мелодию, и этим похожи на романсы.

Биография В. Борисова-Мусатова (1870-1905)

В. Борисов-Мусатов "Автопортрет"

Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов родился в Саратове в семье железнодорожного служащего Э.Б. Мусатова. Первую часть своей фамилии (Борисов) художник добавил по имени своего деда, Бориса Александровича Мусатова, который, говорят, был незаурядным человеком и оказал большое влияние на становление личности будущего художника.

Художественные способности проявились у мальчика рано. Он учился изобразительному искусству в студии Саратовского общества изящных искусств, затем в Московском училище живописи, ваяния и зодчества и в  Академии художеств в Петербурге, где его учителем был Павел Петрович Чистяков – русский художник и педагог, мастер исторической, жанровой и портретной живописи. Следует сказать, что учениками Чистякова были и многие другие известные русские художники: М. Врубель, В. Васнецов, В. Поленов, В. Серов, В. Суриков и др.

Позже Борисов-Мусатов совершенствовал своё мастерство в Париже у известного французского художника Ф. Кормона.

К сожалению, жизнь В. Борисова-Мусатова прервалась очень рано, в расцвете его творчества. Причиной тому была детская травма позвоночника, после которой он тяжело болел всю жизнь.

А жизнь его протекала в основном в Саратове или саратовских имениях Слепцовка и Зубриловка. С 1903 г. художник живёт в Подольске, а затем в Тарусе. Здесь он и скончался в 1905 г. и похоронен на окраине Тарусы, на высоком берегу реки Оки. В 1910 г. на его могиле был установлен памятник работы его друга скульптора А. Т. Матвеева.

Могила В.Борисова-Мусатова в Тарусе

Творчество В.Э. Борисова-Мусатова

Хотелось бы немного сказать об имении Зубриловка Саратовской губернии, которое так вдохновляло художника.

Имение Зубриловка Балашовского уезда принадлежало князю Сергею Фёдоровичу Голицыну. Он построил роскошный каменный дом с двумя флигелями и церковь напротив дома, разбил парк с водоёмами, цветниками и оранжереями. Архитектуру дома и парка связывают с именем Кваренги. Когда при Павле I князь Голицын попал в немилость, и в 1797 г. его вместе с сыновьями сослали в имение Зубриловка, с ними приехал в качестве учителя детей и секретаря И.А. Крылов. В Зубриловке не раз бывал и Г.Р. Державин, а также будущий декабрист К. Рылеев.

В. Борисов-Мусатов «Зубриловка»

В 1899 г. художник В. Борисов-Мусатов написал управляющему усадьбой Н. В. Соколову письмо с просьбой посмотреть старинное имение. В 1901 г. он приехал в Зубриловку. Уже тогда усадьба пребывала в запустении, редко посещаемая тогдашними хозяевами. В 1902 г. Борисов-Мусатов вновь посетил усадьбу вместе с сестрой Еленой и художницей Еленой Владимировной Александровой (будущей женой). Его сестра Елена вспоминала: «Глубокая осень в Зубриловке также увлекла брата по своим блеклым тонам красок умирающей природы… Возле дома, где он нас писал в солнечные летние дни, краски уже были печальные, серые, всё гармонировало с тёмным осенним небом, покрытым тучами. Казалось, что и дом замер с окружающей его увядающей зеленью. Это и дало настроение брату написать картину «Призраки»… Он лично пояснял нам, как я помню, будто с окончанием жизни опустевшего помещичьего дома «всё уходило в прошлое», как изображены им на первом плане картины удаляющиеся призрачные фигуры женщин».

В. Борисов-Мусатов «Призраки» (1903). Южный фасад дворца в усадьбе Зубриловка

Осенью 1905 г. Саратовская губерния оказалась в центре крестьянских волнений. Зубриловка стала одной из первых жертв обозлённых крестьян. Был учинён погром и пожар усадьбы, после которого она уже не восстанавливалась.

В. Борисов-Мусатов «Водоём» (1902)

В. Борисов-Мусатов «Водоём» (1902). Государственная Третьяковская галерея, Москва

Эта картина считается одной из самых известных полотен художника. Она была написана летом 1902 г. в Зубриловке. Это был самый счастливый период в жизни художника: критики заметили его картины и хорошо отзывались о них, картины также пользовались успехом у зрителей, а  девушка, в которую он долгое время был влюблён, дала ему согласие выйти замуж. Именно свою невесту Елену Владимировну Александрову художник изобразил на картине в синем платье, сидящей на берегу. Стоящая в розовом платье девушка – его сестра.

Конечно, следует понимать, что в данном случае написаны не портреты конкретных людей, переданы лишь образы двух молодых девушек.

Современники сразу же обратили внимание на новизну красок и поэтичность картины. Спокойная и безмятежная природа, отражённые в воде деревья и небо… Фигуры девушек не излучают той безмятежности, что природа, но их внутренняя жизнь полна тайной…Никакого конкретного действия в сюжете картины нет, но она даёт ощущение внутренней свободы. Вот как пишет о первом впечатлении от этой картины В. Станюкович: «Мы пришли к Виктору из мутной жизни. Мы были ослеплены красками, не понимали… Изумленные, мы сидели перед картиной и долго молчали. Стояла тишина. Виктор ходил в другой комнате. «Как хорошо… Боже, как хорошо!» – прошептал кто-то тихо. И широкая струя счастья залила наши сердца, словно не было низенькой мастерской, дождя за окном, этих длинных провинциальных буден. Мы сразу встрепенулись, заговорили, зашумели – счастливые, радостные. И Виктор улыбался, радостно смущенный».

В. Борисов-Мусатов «Автопортрет с сестрой» (1898) 

В. Борисов-Мусатов «Автопортрет с сестрой» (1898). Холст, масло. 143х177. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Образы на картине находятся как бы вне времени. Четырнадцатилетняя Елена – воплощение хрупкой женственности. Художник будто намеренно обрезает «кадр», оттесняя себя от погружённой в собственные мысли девушки, но это только сиюминутное движение. Между ними ощущается взаимопонимание и глубокая внутренняя связь. Ничего не хочется выражать словами, глядя на эту картину, просто надо смотреть на неё и дышать ароматом природы и внутренней гармонии.

Ощущение волнующей и неизъяснимой тайны присутствует уже в ранних пленэрных картинах Борисова-Мусатова, например, в картине «Окно».

В. Борисов-Мусатов «Окно» (1886)

В. Борисов-Мусатов «Окно» (1886), Государственная Третьяковская галерея

Эта картина является не только одной из первых, но и задающей дальнейший тон его творчества: уголки парка и женские фигуры, загадочные и немного грустные; всегда окутанный тайной пейзаж и недосказанность…

Картины художника привлекают возможностью размышлять над сюжетом, дополнять его мысленно и фантазировать. Борисов-Мусатов и не скрывал своей поэтичности и мечтательности, в 1905 г. он пишет А. Бенуа из Тарусы: «Живу в мире грёз и фантазий среди березовых рощ, задремавших в глубоком сне осенних туманов».

Художник любил акварель, темперу или пастель, добивался особой, «тающей» легкости мазка.

В. Борисов-Мусатов «Колокольчики» (1903). Гуашь, акварель, бумага. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Последней картиной Борисова-Мусатова был «Реквием». Он написал полотно в память Надежды Юрьевны Станюкович, жены его близкого друга. Здесь уже целое многофигурное таинство, где умершую сопровождают не только реальные люди, но и те, кто когда-то был ей дорог, но которых уже нет, а есть только их воплотившиеся души…

В. Борисов-Мусатов «Реквием» (1905). Акварель, бумага. 52,7 x 76 см. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Многое из задуманного художник не успел совершить, но и то творческое наследие, которое он оставил, радует зрителей и помогает хотя бы чуть-чуть стать лучше и добрее.

Творчество Борисова-Мусатова можно сравнить и с поэзией, и с лирической прозой, особенно с произведениями И. Бунина и А. Чехова, которые так же, как и он, предчувствовали приближающиеся роковые и катастрофические потрясения в стране. Возможно, именно поэтому его творчество воспринимают иногда как лирический реквием, посвященный старой России. 

Теги: , , , , , , , , , ,

Комментарии закрыты.